Дипломная работа: Геноцид Донского казачества в период гражданской войны

Артикул: hist0014

Год написания: 2015

Количество страниц: 74

800 руб.

Содержание

Введение. 3

Раздел 1. Политика Большевиков по отношению к казачеству Дона в годы гражданской войны в России. 9

1.1. Расказачивание как историческая проблема. 9

1.2.Агитационная работа большевиков в среде трудового казачества Дона (1917 — 1918 гг.). 20

Раздел 2. Основные аспекты и методы геноцида Донского казачества в период гражданской войны. 25

2.1. Директива Оргбюро ЦК ВКП(б) от 24 января 1919года, ее последствия. 26

2.2.Основные этапы геноцида  казачества в 1919 году. 43

2.3.Современное Донское казачество. 50

Заключение. 64

Список источников и литературы. 66

Введение

Одной из наиболее важных и спорных тем в истории Гражданской войны является судьба донского казачества. До сих пор исследователи не дают единого ответа на многие вопросы, связанные с политикой советской власти на Дону.

Актуальность выбранной для исследования темы достаточно ярко обозначена именно сейчас, в свете возрождения казачества, многочисленных дискуссий о важности казачества для российского народа, а также отсутствия единого мнения российских историков по поводу репрессий и геноцида донского казачества.

Весной 1919 года Красная Армия в ходе тяжелых боев заняла значительную часть территории Войска Донского. Перед большевиками стал вопрос о «замирении» казачества, нормализации отношений между различными группами населения Дона. Задолго до начала наступления советских войск среди большевистского руководства разрасталась дискуссия об отношении к казакам.[1] Члены созданного в сентябре 1918 года Донбюро РКП(б) во главе с С.И. Сырцовым выступали за ликвидацию казачьей автономии, раздел Донской области. Сырцов считал, что казачество представляет собой однородную привилегированную массу, среди которой нет социальных противоречий. Он писал: «Особенность аграрного вопроса в Донской области состоит в том, что крестьянству, с его земельным голодом, приходится обращать взоры не на помещичью землю, а на казачью. Казаки, являясь меньшинством населения Донской области, владеют большей частью земли (в форме войсковой, юртовой, казачьи паи)… Аграрная революция на Дону должна состоять в полном разрушении экономического базиса казачества — а таковыми являются казачьи паи. Упразднение этого «паевого земледелия», превращение войсковой земли в общегосударственную, уничтожающей всякую экономическую грань между крестьянами и казаками».[2]

Таким образом, Сырцов предлагал замахнуться на святая святых казачества: на войсковые земли, собственность всего казачьего сословия. Наряду с этой мерой предполагалось также проведение жестокой карательной политики по отношению к недовольным, ликвидация всего уклада казачьей жизни.

Противоположной точки зрения на казачий вопрос придерживались представители Казачьего отдела ВЦИК. В его составе преобладали выходцы из трудовых слоев казачества. Они выражали интересы этих социальных групп. Наиболее полно взгляды Казачьего отдела прописаны в тезисах о политике советской власти на Дону. Предполагалось проводить «…осторожную экономическую политику, резко не затрагивающую жизненных интересов темного середняка». Признавалась необходимость амнистии «..всех трудовых элементов казачества, бессознательно пошедших за буржуазией против Советской власти».[3] Аграрный вопрос предполагалось разрешить путем передачи трудовым казакам и крестьянам земель «контрреволюционных верхов и помещиков». По существу, Казачий отдел ВЦИК выдвинул старые требования трудового казачества о переделе войсковых земель и ликвидации крупного частного землевладения. Оба пути решения казачьего вопроса имели свои достоинства и недостатки.

Позиция Казачьего отдела обеспечивала лояльность казаков к большевистской власти. Однако не учитывались интересы донских крестьян и иногородних, которые требовали раздела войсковых земель между всеми жителями области. Земли, принадлежавшие Войску Донскому, составляли почти 85% всех земель области. Не используя их, невозможно было обеспечить не казачье население землей. Сама жизнь ставила вопрос о разделе войсковых паев, тем более значительная часть их лежала необработанной. Казачий отдел стремился к консервации старых социально-экономических отношений, что в той ситуации было просто невозможно. Можно признать вполне разумным предложение по предоставлению Донскому Войску автономии, созданию Донского правительства с участием беспартийных, сохранению культурно-бытового уклада казаков.

Позиция Донбюро, которая так часто критикуется исследователями, тоже имела рациональную основу. Исследователи, критикующие Сырцова за стремление обобществить казачьи земли, не дают ответа на вопрос, как можно обеспечить землей 57% жителей Донской области без раздела казачьих паев, составлявших 85% земельного фонда. Такое вопиющее неравенство в наделении землей было несправедливо и тормозило нормальное развитие хозяйственной жизни в Донской области. В то же время стремление к искоренению казачьего бытового уклада было большой ошибкой.[4] Приверженность руководства Донбюро к террористическим методам не могла не привести к тяжелым последствиям.

Осенью 1918 г. высшее большевистское руководство склонялось к компромиссу с казачеством. 3 сентября был принят декрет СНК о создании советского Войска Донского и Круга Донского советского Войска. Декрет представлял казачеству широкую автономию и создание собственных вооруженных сил.

Однако вскоре позиция руководства страны начала меняться. Быстрый развал красновской армии создавал иллюзию слабости казачества, возможности решить все проблемы насилием. В такой обстановке явно начали преобладать взгляды Донбюро. 24 января на заседании Оргбюро ЦК предлагается народному комиссару земледелия разработать практические меры по переселению бедноты в широком масштабе на казачьи земли.[5]

24 января вышло печально известное циркуляционное письмо-директива Оргбюро ЦК РКП(б) о «расказачивании» (Приложение 9).[6] По сути, это был план многостороннего переустройства всей социальной жизни Дона путем жестоких репрессивных мер. В циркуляре говорилось: «Необходимо, учитывая опыт гражданской войны с казачеством, признать единственно правильным самую беспощадную борьбу со всеми верхами казачества…» Предписывалось «провести массовый террор против богатых казаков, истребив их поголовно; провести беспощадный массовый террор по отношению ко всем казакам, принимавшим какое-либо прямое или косвенное участие в борьбе с Советской властью. К среднему казачеству необходимо применить все те меры, которые дают гарантию от каких-либо с его стороны к новым выступлениям.».[7]

Письмо — директива предусматривала уравнение иногородних в земельном и иных вопросах, создании из них вооруженных отрядов, полное разоружение казаков, изъятие излишков хлеба и другой сельскохозяйственной продукции.[8]

Авторы директивы явно недооценивали казачество. Они всерьез рассчитывали запугать террором многочисленную, хорошо вооруженную и организованную социальную группу.  Как видно из директивы, предполагалось истребление только казачьей верхушки, к рядовым казакам, которые участвовали в борьбе с большевиками, такая крайняя мера не применялась.[9]

Однако письмо Оргбюро ЦК оставляло широкий простор для произвола на местах.

1 февраля 1919 г. выходит приказ по 9-й армии о поголовном разоружения казаков. 4 февраля выходит приказ по армиям всего Южного фронта о разоружении населения в 24 часа. Все не подчинившиеся подлежали расстрелу.

Предложенная работа является многоплановым исследованием феномена донского казачества, особенностей геноцида донских казаков, а также последствий этого геноцида.

Среди исследований геноцида Донского казачества мы выделили А. Г. Масалова, В. А. Труханова, Р. Б. Товченко, О. В. Ковалеву, А. Е. Мохова, А. А. Озерова, П. Н. Крикунова.[10]

Важным компонентом научного анализа феномена казачества являются философские исследования Н. К. Калашниковой (о проблемах казачества Юга России)[11] и И. Н. Николаенко (о культурных традициях казачества).[12] Можно также назвать исследование Л. И. Гаджиевой.[13]

Большое внимание уделяется изучению правового наследия старейшего из всех войск — Всевеликого Войска Донского, «по образу и подобию» которого в прошлом принимались юридические положения и документы других («младших») войск. Это исследования С. Ю. Краснова, Г. Г. Небратенко, А. Н. Ворошилова.[14] Можно выделить ряд обобщающих работ по казачеству всего Юга России —  П. И. Остапенко, М. С. Савченко, О. Б. Герман.[15] Непосредственно северокавказское казачество исследовали И. С. Суркова и М. С. Савченко,[16] О. Н. Сысоева и Н. Н. Иванова (об опыте казачьего самоуправления)[17] и М. И. Лукомец.[18]

Цель представленного исследования – многоплановый анализ геноцида донского казачества. Сообразно выдвинутой цели поставлены и последовательно решены следующие задачи:

  • дать общее понятие расказачивания как исторической проблемы;
  • рассмотреть агитационную работу большевиков в среде трудового казачества Дона (1917 — 1918 гг.);
  • проанализировать основные положения Директивы Оргбюро ЦК ВКП(б) от 24 января 1919г.;
  • охарактеризовать основные этапы геноцида казачества в 1919 году;
  • изучить взаимоотношения Донского казачества и Российского государства на современном этапе.

При выполнении дипломной работы были использованы сравнительно-исторический, структурно-функциональный и диалектический методы исследования.

Структура дипломной работы обусловлена поставленными задачами и представляет собой введение, два раздела, заключения, списка источников и литературы, использованных при написании данной работы, ряда приложений.