Диплом. Основные направления «мягкой силы»в современный российско-американских отношениях.

Артикул: pol0021

Год написания: 2014

Количество страниц: 106

1500 руб.

Содержание

ВВЕДЕНИЕ. 2

  1. ОСНОВНЫЕ АСПЕКТЫ СТАНОВЛЕНИЯ СОВРЕМЕННЫХ РОССИЙСКО-АМЕРИКАНСКИХ ОТНОШЕНИЙ. 9

1.1. Основные тенденции в истории развития российско-американских отношений. 9

1.2. Анализ современного состояния внешнеполитических отношений между Россией и США. 19

  1. «МЯГКАЯ СИЛА» В СОВРЕМЕННЫХ РОССИЙСКО-АМЕРИКАНСКИХ ОТНОШЕНИЯХ. 30

2.1. Понятие и составляющие «мягкой силы» в мировой политике. 30

2.2. «Мягкая сила» как инструмент развития российско-американских отношений. 38

2.3. Перспективы развития российско-американских отношений с позиции применения «мягкой силы».

  1. «Мягкая сила» в реализуемых программах российско-американских отношений. 64

3.1. Потенциал развития «мягкой силы» в России. 64

3.2. Формирование образа страны в аспекте применения «мягкой силы». 75

3.3. Роль культурного и образовательного обмена в политике формирования образа страны. 84

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. 91

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ. 94

ВВЕДЕНИЕ

Россия в настоящее время определяет долговременную стратегию государственного развития, восстановления и возрождения политической и экономической мощи. Эта стратегия направлена на превращение России в развитое демократическое государство, занимающее достойное место в мире по экономике и политике. Именно поэтому проблема внутренних задач и их решение напрямую связаны с улучшающимися условиями интеграции страны в глобальный рынок, созданием партнерских и дружеских отношений с ведущими центрами силы на мировой арене. Подобные задачи невозможно решить, если наша страна будет окружена барьером изоляции или перейдет к противостоянию с Западом и США.

При этом, несмотря на всю зависимость торговых и экономических связей от влияния политической обстановки, существует и вполне самостоятельное и даже автономное их значение. И, даже если оно отличается у России и США, в силу разных причин, у этих отношений весьма большой потенциал, который недостаточно эффективно используется нашими странами, в итоге наносится весьма крупный ущерб взаимному экономическому развитию.

Двести лет с лишним существуют российско-американские отношения, и за это время две принципиальные модели взаимодействия изменились. Первая модель отличалась характерной отдаленностью двух стран, имеющих мало точек соприкосновения, но, частично как раз из-за этой отдаленности, в целом сохранивших благожелательные отношения. Другая модель являлась полной противоположностью первой: в центре ее внимания были острая конфронтация и взаимная фиксация государств друг на друге. Во время Второй мировой войны альянс государств, казалось бы, соединивших дружественность и близость, вдруг стал недолговечной интермедией: близость в каком-то смысле осталась, а дружественность после войны переродилась во враждебность. В 90-е годы произошла вторая интермедия, в ходе которой несимметричное кривое партнерство бывших оппонентов превратилось в столь же несимметричное отчуждение. И сразу произошел переход от второй принципиальной модели к другой, где взаимоотношения государств оказались на рубеже третьего возраста, исторического аналога которому просто нет.

Силовые методы Америки и ее союзников проецировались жителями России психологически на самих себя. И от этого облик Запада в самосознании россиян получил ассоциацию с фактором угрозы. Связанные с насильственным внедрением демократии последние события в Ираке, приведшие к перекосу конфессионально-этнических региональных противоречий, привели к негативному отношению россиян к американской внешней политике, сделавшим США инициатором непредсказуемых потрясений в их глазах. Отрицательная аура Америки в какой-то степени отпечаталась и на стратегических союзниках США, вместе олицетворяющих тот самый геополитический субъект под названием «политический Запад».

Политические круги США знают, что структура международной и американской безопасности зависит в основном от того, какой путь выберет Россия – путь дальнейших демократических преобразований в политической сфере и становления современной рыночной экономики или путь возрождения тоталитарной системы, основанной на «неоимперских амбициях» и родственных им политических форм.

Современное понимание стратегии «мягкой силы» имеет довольно широкую структуру: ее стремятся все чаще применять не только во внешней, но и во внутренней политике. Это связано с тем, что в современном мире существуют не только государства, имеющие глобальные геополитические интересы, коих меньшинство, но также страны, стремящиеся решить те или вопросы на региональном и даже локальном уровне и, прежде всего, на уровне внутреннего национального пространства.

Исходя из определения, данного Дж. Наем, «мягкая сила» — это возможность добиться от союзников желаемого с помощью добровольного участия, а не с помощью денег или принуждения.

Этим «мягкая сила» отличается от «жесткой силы» — силы принуждения и вознаграждения, или «умной силы» — способности сочетать в себе возможности и ресурсы обеих сил.

Однако чаще всего на Западе «мягкая сила» понимается в контексте более благозвучного названия для «психологических операций» — распространяй специально отобранной информации для влияния на определенные группы людей, эмоции, мотивы и поведение иностранных правителей, а также определенных персон.

Концепция внешней политики Российской Федерации, утвержденная Президентом Российской Федерации В.В.Путиным 12 февраля 2013 г., понимает «мягкую силу» как комплексный инструментарий решения внешнеполитических задач с опорой на возможности гражданского общества, информационно-коммуникационные, гуманитарные и другие альтернативные классической дипломатии методы и технологии.

Обычно в понятие «мягкая сила» включаются такие понятия, как influence (влияние) и  attractive power — привлекательность, обаяние.

Многим народам, особенно тем, что недавно вступили на путь независимого развития и формирования собственной государственности, необходимо создание консолидированного социума, сознающего свои национальные интересы, культурно-историческую и ментальную общность. Подобный «консолидированный социум представляет собой основополагающую платформу, опираясь на которую, можно решать дальнейшие задачи по экономическому, интеллектуальному и культурному развитию.

Минувшее десятилетие и в России, и в США представления общества друг о друге сильно ухудшились. В глазах жителей России образ США довольно противоречив – довольно крупная часть россиян считает американскую внешнюю политику агрессивной, недружественной и даже гегемонистской, хотя к самой Америке относятся вполне дружелюбно, как и к простым американцам. Более того, отвергающие американскую политику легко воспринимают и принимают американские бытовые стандарты. В глазах же американцев россияне выглядят более однородно, хотя и имеют более отрицательную направленность; ведь в него включена не только политика России (Чечня, поддержка режимов, недружественных Америке, ограничение личностных свобод, особенно свободы слова), но и российские общественные явления («русская мафия», всеобщая коррупция и так далее).

По причине различия в концептуальном плане и понимания задач внешней российской и американской политики растут разногласия и в традиционных для российско-американского сотрудничества сферах, которыми выступают проблемы глобальной международной безопасности. Этот случай говорит о энергетическом и контртеррористическом российско-американском сотрудничестве, в том числе и разногласиях по поводу регионов СНГ.

Текущий этап взаимодействия России и США определяется отчетливым проявлением оставшихся элементов разногласий и конкуренции, носящих обычный объективный характер. Сейчас Россия и Америка ясно дали друг другу понять, что немного разочарованы развитием отношений в целом ряде направлений. В этом контексте в Америке появляется все больше критиков справа, утверждающих, что даже такая, усеченная, Россия – все еще империя, то есть страна, недемократическая по своей природе, и что администрация Б. Клинтона обязана нести часть ответственности за разгул коррупции и некачественное проведение российских политических реформ.

На современном этапе развития внешнеполитических российско-американских отношений наиболее показательны недавние события в Украине (февраль-март 2014 года), и как следствие данных событий – отделение Крыма и его дальнейшее присоединение к Российской Федерации в качестве Крымского округа (17 марта 2014 г). Данное событие явилось поводом для открытой информационной войны против России и активизация санкций против нее, инициированная США и некоторыми странами ЕС.

Такие события не могут не оказывать влияние на дальнейшее развитие российско-американских событий, в том числе и на изменение стратегий «мягкой силы», классическое определение которой звучит примерно так: «мягкая сила» — это (порой непреднамеренное) воздействие через положительный пример и притягательность конкретного общества и политической системы.

В «Концепции внешней политики РФ» опубликованной на сайте МИД РФ, «мягкая сила» определяется как «комплексный инструментарий решения внешнеполитических задач с опорой на возможности гражданского общества, информационно-коммуникационные, гуманитарные и другие альтернативные классической дипломатии методы».

Мягкая сила страны зиждется в основном на трех ресурсах: ее культуре (где эта культура привлекает остальных), ее политических ценностях (когда страна придерживается этих ценностей у себя дома и за рубежом) и ее внешней политике (когда она выглядит легитимной, нравственной и авторитетной). Концепцию «мягкой силы», ее применяемость в современных американо-российских отношениях исследовали такие ученые, как Астафьева[1], Е.М, Валлерстайн[2], И.Голдгейер Дж[3]., Зайцев Д.Г[4]., Л, Капицын, В.М.,[5] Кортунов C.B.,[6] Кузнецов Д.В.,[7] Най, Д.,[8]  С,Радиков,[9] И.В, Рукавишников,[10] В. О .Филимонов Г.Ю.[11], Mandelbaum M,[12] Walt S.M.,[13] Шаклеина Т.А.[14] и другие. Концепция внешней политики Российской Федерации, утвержденная Президентом Российской Федерации В.В.Путиным 12 февраля 2013 г предполагает применение «мягкой силы» в качестве основоопределяющей политики РФ.